Почему юристы любят состязаться

📢РУПОРАПУ

Или как я сходил на турнир АПУ по картингу

Вообще, я не про спорт. Причем сознательно, нет, даже идейно. Но статус медиа партнера АПУ накладывает на Общество мертвых юристов удовольствие освещать не только события вокруг упражнений на мозг, но и вокруг упражнений на мускулы.

Так и попал я, как единственный свободный корреспондент, в прошедшую пятницу на турнир АПУ по картингу. Но не катался, а сидел и вот что молча в угол думал:

почему юристы ходят на все эти турниры и почему так хотят победить?

Мысль странная только если думать ее быстро. Ну, как у Канемана — думай быстро, думай медленно, помните? Так вот, сидел я, думал медленно, что всем очевидно— люди хотят быть красивыми, но одни для этого занимаются спортом, а другие притупляют это желание пивком на ночь.

Да, но это не ответ на вопрос, почему юристы ходят на спортивные турниры АПУ. Потому что заниматься спортом, простите, если кому-то от этих слов будет больно, можно тихонько, не соревнуясь, и даже не снимая об этом сториз.

Желание сходить на турнир и кого-нибудь победить имеет другие какие-то причины.

Вероятно, побеждать — это составляющая работы юриста и, раз уж юрист, будучи, разумеется, победителем по натуре, каждый день рутинно побеждает, то ему не терпится и после работы тоже продолжить кого-то побеждать, но уже за это не биллить.

Я чувствую, что я уже ближе к истине, но все же, еще не внутри нее. Потому что работа юриста — это не только ходить в суд и склонять оппонента упасть на колени прямо перед судьей и на латыни признать иск.

Это еще и согласовать позицию с клиентом, выслушав и поняв, почему клиент просит не нагнетать обстановку и не писать жалобы на судью “во все инстанции” за то, что она не удовлетворила ходатайство об обеспечительных мерах. Затем нужно еще вдумчиво и логично описать правовую позицию словами, без всех этих эмоционально-шизофренических тройных восклицательных знаков и жирного курсива с подчеркиванием, подобрать судебную практику, поспорить за позицию с коллегами, все переписать.

В общем, соревновательный элемент возникнет в работе еще не скоро (и это я еще про другие практики, кроме судебной, не заикаюсь), а вот договаривательный элемент, или как это там у вас, спортсменов, называется — командная работа, существует постоянно.

Но картинг — это не командный вид спорта, так что я снова завернул мыслями не в тот кулуар.

А если так: работа юриста настолько рутинна и монотонна, что ему как раз очень не хватает этих самых побед: больших, маленьких, в юриспруденции или за ее пределами, да хоть каких-то, черт возьми?

Думаю, это то что нужно. Ну не знаю, как минимум, у меня так.

Стоит получить утром мейл “мы принимаем ваше предложение, начинаем работу”, как во мне просыпается продавец подержанных автомобилей и спящий с ним в обнимку продавец-консультант канадских пылесосов, и мы рыщем по пайплайну незакрытое опортьюнити. А бывает, неделями ничего не происходит — у клиентов все хорошо, все задачи улетают за день до дедлайна, никаких пожаров, счета оплачены, на дивиденды хватает и наступает уныние и апатия, которую хочется утопить постиком в фисбуке и получить поглаживания хотя бы там.

А потом я запутался совершенно. Сейчас объясню.

Чтобы написать этот текст, я решил погрузить себя в неведомую мне атмосферу —атмосферу спорта. Ну вот Куприн чтобы написать Яму жил в публичном доме, а я поступил тоже радикально и выехал покататься на велосипеде на ВДНХ. Если честно, это не в первый раз я катаюсь. Потому пока объезжал по лесу первый (и как выяснится чуть позже — последний) круг, седло моего велосипеда вспомнило странное ощущение ближайшей ему части моего тела.

Бывает, тащишься в пробке вечером с работы, а в небе отлично видно луну. Ну, думаю, сейчас проедусь по Окружной в сторону Столичного шоссе, разомну немолодеющие адвокатские булки, позалипаю на кратеры. Выезжаю, и конечно же сразу: с горки нужно обязательно нестись на всей скорости (когда будете визуализировать мою скорость, сделайте поправку на парусность), по ровной дороге нужно хуярить так, будто за мной гонятся “Сышыш Вася и партнеры” всем партнерским составом, а под горку нужно включить не самую легкую передачу, а среднюю, чтобы выехать на горку уже давно мертвым.

Откуда это? Почему нельзя просто кататься на велосипеде в удовольствие, дышать свежим воздухом Окружной дороги, изящно и с улыбкой уворачиваться от фур? Зачем обязательно я пытаюсь обогнать троллейбус или выжать из своих легких спортивное дыхание?

Видимо, я дошел до горизонта своего понимания физиологии, а еще задышка. Потому я бросил велосипед, сел в Праге, заказал кальян и спортивный сорт вина, чтобы все эти мысли записать.

Вы будете смеяться, но рядом со мной в Праге прямо сейчас, пока я пишу этот текст, Андрей Шевченко сидит с семьей. Не фоткаю, потому что приватность, все такое. Плюс, я телефон оставил дома, а фотографировать исподтишка ноутбуком, сами понимаете, занятие не для бестлойера. Но самое главное, что присутствие спортсмена как бы разряжает с этого текста налет идиотизма и заряжает на прочтение постскриптума.

ПС. На турнире победил Богдан Боровик (Богдан, я с самого начала за тебя болел).


Если кому мало фотографий, то вот тут есть еще триста пять штук.